Новая военно-морская концепция США: против российской и китайской агрессии

Джон Тревитик, американский эксперт по вопросам военно-морских сил, на страницах The Drive опубликовал весьма немаленький труд под названием «Новая стратегия: военно-морские силы США будут более решительно реагировать на китайскую и российскую агрессию».

New Strategy Says U.S. Naval Forces Will Respond More Assertively To Chinese, Russian Aggression

Новая военно-морская концепция США: против российской и китайской агрессии

Слово «агрессия» в заголовке не может быть истолковано никаким другим способом. А потому все становится весьма интересно.

Итак, что хотел донести до американского читателя Джон Тревитик, и как на это посмотрим мы?

Военно-Морской Флот США, Корпус морской пехоты и Береговая охрана выпустили новый стратегический документ о том, как они планируют совместно проектировать морскую мощь в будущем.

В документе основное внимание уделяется тому, как эти три службы планируют вести борьбу в открытом море и прилегающих к береговой линии акваториях. Однако существует также очень важная дискуссия о принятии более напористого подхода к реагированию на повседневные вызовы, особенно со стороны Китая и, в меньшей степени, России, среди других потенциальных противников, которым не хватает стрельбы.

Особенно здорово смотрится то, что нам и Китаю «не хватает стрельбы». Не знаю, сам ли Тревитик выдумал фразу, или так в источнике, но звучит просто волшебно.

17 декабря 2020 года три службы представили свою новую «интегрированную» стратегию под названием «преимущество на море: преобладание интегрированной военно-морской мощи».

Документ включает в себя обсуждение ряда концепций операций, которые трио открыто обсуждало, таких как больший акцент на операциях с использованием реорганизованного Корпуса морской пехоты, использующего боевые корабли-амфибии, более широкое использование беспилотных летательных аппаратов и морских платформ, а также распределенных сенсорных и коммуникационных сетей.

Существует также «новый акцент на борьбе за контроль над морем и его завоевании» в свете растущей озабоченности по поводу потенциальной будущей военно-морской борьбы с крупным противником, таким как Китай или Россия.

Потенциальная будущая военно-морская борьба с крупным противником – это звучит. Причем, с большим противником. Для которого потребуются усилия всех трех ударных компонент ВМС США, то есть, самого Флота, Морской пехоты и Береговой обороны. Наличие последней в триаде говорит о том, что отражать российские и китайские корабли американца собираются как минимум в Мексиканском заливе или возле пляжей Майами. Хотя, БО может действовать где угодно.

Новая военно-морская концепция США: против российской и китайской агрессии

«Значительные технологические достижения и агрессивная военная модернизация наших соперников подрывают наши военные преимущества. Распространение высокоточных ракет большой дальности означает, что Соединенные Штаты больше не могут претендовать на беспрепятственный доступ к мировому океану во время конфликта», – цитата из совместного документа, подписанного начальником Военно-морских операций адмиралом Майклом Гилдеем, представителем Корпуса морской пехоты генералом Дэвидом Бергером и адмиралом Карлом Шульцем от Береговой охраны.

«Наши объединенные военно-морские силы, Корпус морской пехоты и береговая охрана должны сохранять ясную решимость конкурировать с нашими противниками, сдерживать их и, при необходимости, побеждать их, в то время как мы ускоряем развитие модернизированных, интегрированных военно-морских сил всех областей в будущем».

Триумвират, который в дальнейшем будет называться «военно-морская служба», должен быть вполне ожидаемо оснащен так, чтобы иметь возможность сдерживать и побеждать высококлассного противника.

Приятно осознавать, что нас в США считают «высококлассным противником»

С начала XXI века наши три морские службы с тревогой наблюдают за растущей военно-морской мощью Китайской Народной Республики и все более агрессивным поведением Российской Федерации. Наши глобальные военно-морские силы ежедневно взаимодействуют с китайскими и российскими военными кораблями, и самолетами. Мы воочию наблюдаем их растущую изощренность и растущую агрессивность. Оптимизм по поводу того, что Китай и Россия могут стать лидерами, вносящими вклад в глобальную безопасность, уступил место признанию того, что они являются решительными соперниками. Китайская Народная Республика представляет собой самую серьезную долгосрочную стратегическую угрозу.

Только за последние несколько лет наблюдался заметный всплеск сообщений о столкновениях вблизи границ во время агрессивных столкновений между военными кораблями ВМС США и их китайскими и российскими коллегами. Китай также обвиняется в нанесении ударов по американским военным самолетам, а также по самолетам его союзников и партнеров в Тихоокеанском регионе с помощью лазеров и радиоэлектронных средств подавления, нелетальных атак, которые, тем не менее, представляют весьма реальную опасность.

Нелетальные, но тем не менее, очень опасные атаки. Угроза страшная, особенно лазерные указки. В общем, все то, что сегодня называется «повседневная конкуренция». Сюда можно отнести и ослепление лазерами, и «толкания» кораблей в море, и перехваты самолетов. Все в порядке вещей.

Не совсем ясно, как эта политика будет проявляться на практике, но ясно, что Военно-морской флот, а также морская пехота и береговая охрана готовятся занять более активную и агрессивную позицию, когда другой корабль пытается «сбить их с пути», так сказать, или силы противника иным образом атакуют их с помощью какого-то действия, такого как лазерное ослепление, которое просто не является прямой угрозой.

Да, с лазерными атаками проще бороться в Инстаграме. Давайте теперь просто посмотрим на то, что было приведено выше.

В принципе, нового ничего. И если мы начнем смотреть на все это, используя старый добрый латинский принцип «Кому выгодно?», то нового не увидим ничего. Почти ничего. Но вот в этом слове «почти» и кроется весьма немало.

Враги США нужны были всегда. Враг – это прекрасный повод для распределения бюджетных средств. Именно наличием страшного врага – СССР – был дан прекрасный повод тратить миллиарды на гонку вооружений. Помните, когда Советский Союз все, так вопрос стоял о роспуске НАТО, воевать не с кем было. Хорошо Иран с Ираком помогли, да Китай развиваться семимильными шагами начал…

Но тут мы имеем не только ВМФ плюс КМП, но и Береговую охрану, которая тоже решила с кем-то воевать. Что в целом удивительно, поскольку роль БО именно такая – охрана ближних рубежей, к которым еще кто-то должен подойти. Очень, знаете ли, сомнительно смотрится что российский флот, что китайский возле морских границ США…

Мы помним при президентстве Трампа был инцидент с Северной Кореей (бесславный) и претензии к Ирану, чьи какие-то мелкие плавсредства сопровождали корабли ВМФ США в Заливе.

Главное, действительно, найти врага. А потому – вот еще одна цитата из документа:

«Корабли ВМС и береговой охраны проводят операции по обеспечению свободы судоходства во всем мире, оспаривая чрезмерные и незаконные морские претензии. Катера береговой охраны и подразделения правоохранительных органов на борту кораблей ВМС и союзников осуществляют уникальные полномочия по борьбе с терроризмом, распространением оружия, транснациональной преступностью и пиратством. Все три службы обеспечивают соблюдение санкций посредством морских операций по пресечению, часто в составе международных оперативных групп».

Новая военно-морская концепция США: против российской и китайской агрессии

Учитывая, что Береговая охрана (БО) не входит (и никогда не входила) в состав Министерства обороны, подчиняясь сперва министерству транспорта, а потом министерству национальной безопасности, то триада выглядит своеобразно, но логично. Если еще учесть, что корабли БО шатаются по всему миру, охраняя, например, берега (точнее, нефтяные вышки) Ирака, то тут все понятно.

В общем, БО тоже хочет воевать против всех. Против контрабандистов, террористов и просто «плохих парней». Почему нет, если за это светят суммы?

Вот эти упоминания в тексте, на что сделал акцент Тревитик, неких «уникальных органов власти» и «дополнительных правоохранительных органов» применительно к береговой охране, только подчеркивает ценность этой структуры и значимость интеграции БО в операции, проводимые флотом и КМП.

Логично, кстати, потому что БО – это 250 кораблей и более 200 патрульных летательных аппаратов. А в Уставе действительно не сказано, какие конкретно берега охраняет БО. Какие прикажут.

Кроме того, у БО свой кодекс, свой устав и в принципе, служба более гибкая, нежели флотские и морпеховские структуры. Не стоит сбрасывать со счетов, что БО имеет право совать свой нос не только в вопросы безопасности, но и, например, в рыболовство. То есть, триада ВМФ+КМП+БО получает возможность действовать более гибко в своих интересах.

Реально, моряки и морпехи не могут по закону много из того, что могут береговые охранники. Морскую среду не могут защищать. Ледокольные проводки не могут в Арктике, например, осуществлять. И другие, не менее полезные вещи.

Так что, готовясь к схваткам будущего, с «агрессивными» Россией и Китаем, корабли и кадры Береговой охраны лишними не будут. Схватка-то планируется нешуточная… Необходимо в плане подготовки мобилизовать все резервы!

В целом, документ интересный. В нем довольно четко можно проследить как стремление расширить операции, скажем так, традиционного характера, так и нечто новое. Для чего, собственно, и нужна более гибкая структура Береговой охраны.

«Эффективная конкуренция поддерживает порядок, основанный на правилах, отрицает использование нашими конкурентами постепенного принуждения и создает пространство для американских дипломатических, политических, экономических и технологических преимуществ, которые будут преобладать в долгосрочной перспективе. Работая вместе с нашими союзниками и партнерами, наши операции, учения и боевые действия должны создать условия для будущего, в котором наши соперники будут сдерживаться от пагубного поведения и агрессии—и, если сдерживание потерпит неудачу, будущее, в котором они будут побеждены».

Вообще – разумно. Новая военно-морская стратегия вкупе с подготовкой к будущим крупным конфликтам, коль участие в таковых американской стороной рассматриваются всерьез, может привести к определенным результатам.

Однако, насколько эффективным будет руководство триадой – вопрос открытый. Понятно, что БО можно и передать в случае необходимости под командование Минобороны, но насколько быстро наработаются новые цепочки управления?

И последнее. Наверное, самое главное.

Агрессивный Китай и агрессивная Россия по отношению к США, затевающие новую войну. Вот флот США, который идет наводить порядок куда-то к берегам Северной Кореи или КНР представить могу. А вот российский где-то… Да где угодно, нам полгода только в одну кучу собирать придется корабли со всех флотов, чтобы получилось что-то более-менее осмысленное и ударное. И получится очень условно ударное.

В общем, конечно, новые концепции и тактики – это хорошо. Но, как мне кажется из слов Тревитика, там дело в условных противниках и безусловных деньгах. Причем, безусловные деньги на подготовку, отработку и прочее – это намного важнее, чем существование реальной угрозы со стороны Китая и России. Тем более, что реальная угроза особо и не нужна. Достаточно красиво нарисовать, а дальше уже по накатанной.

В общем, президенты меняются, суть американской политики остается. Тратить деньги на противостояние виртуальному врагу. Но хотя бы отработают, как ледоколы Береговой охраны будут проводить корабли в арктических водах. Зачем- не знаю, но смотреться будет очень и очень многозначительно.

Автор:Роман Скоморохов
Источник

Сатирический журнал "Время" Все тексты категории "Сатира" на этом веб-ресурсе представляют собой гротескные пародии и не являются реальными новостями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика