Газовый бумеранг ударит по России в самое болезненное место — ниже пояса

Газовый бумеранг ударит по России в самое болезненное место — ниже пояса

Молдавия рискует остаться без российского газа. «Газпром» направил компании «Молдовагаз» уведомление о возможном прекращении поставок через 48 часов из-за отсутствия оплаты по текущему контракту.

Официальный представитель российской компании Сергей Куприянов в эфире телеканала НТВ сообщил, что «Газпром» пошел навстречу Молдавии при заключении контракта, учитывая ее сложное экономическое и финансовое положение, а также позицию президента России.

«„Газпромом“ принял решение подписать контракт практически на условиях молдавской стороны, но с существенным и важным пунктом: Молдавия в срок оплачивает 100% текущих платежей за газ», — подчеркнул он.

По его словам, «Газпром» крайне разочарован невыполнением Молдавией своих контрактных обязательств.

Поставки топлива в республику весьма незначительны на фоне общеевропейских, однако в нынешней нервной обстановке на газовом рынке возможность их остановки также может оказать влияние на ценообразование, по крайней мере, на какой-то, пусть и короткий, период. Для «Газпрома» высокие цены, с одной стороны, выгодны, с другой — так или иначе ведут к удорожанию продукции западных производителей, а это в том числе и различное оборудование, и продукты, и лекарства, и многое другое, что Россия вынуждена покупать за твердую валюту.

Программа импортозамещения провалилась. Только об этом прямо говорить боятся.

— Цены растут абсолютно на все. Попали в нехороший цикл, но это не в первый и не в последний раз. Такие моменты были, переживем: рост всегда сменяется спадом, — считает доцент кафедры мировой экономики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Галина Кузнецова.

— Прогнозы делать трудно, с тем же газом были дни, когда он влетал до $1900 за тысячу кубов, а потом падал до 750, и опять взлетал.

Сейчас идет спекулятивная игра, все биржи оживились. Кто-то играет на повышение, кто-то на понижение. Не знаем, чем кончится, но то, что будет рост цен абсолютно на все, очевидно.

«СП»: — Как это отразится на России?

— В российских промышленности и сельском хозяйстве импортная составляющая достаточно высокая. Мы сейчас импортируем в том числе мировую инфляцию. У нас помимо своих заморочек — высокая процентная ставка по кредитам, падение спроса, что давит на цены, общая неуверенность — плюсуются внешние факторы. В отношении цен прогнозы самые неутешительные — все будет дорожать.

Если говорить о газе и нефти, то сейчас Япония и США пытаются проводить политику по открытию своих нефтехранилищ, чтобы сбить цены. Но уже всё, все заигрались.

«СП»: — Но мы уже не первый год слышим об импортозамещении. Почему же свои товары все равно дорожают такими быстрыми темпами?

— На импортозамещении много точек зрения, я без всякого энтузиазма к нему отношусь, потому что политика импортозамещении в условиях глобализации тупиковая. Это было возможно в 50−60 годы, как это делала, например, Аргентина. Сейчас это невыгодно, нерентабельно. Наше импортозамещение, к сожалению, все равно опирается на зарубежные поставки. Какую отрасль не возьмем.

У нас, например, популярен автомобильный сектор. Где мы видим отечественные автомобили, полностью сделанные из российских узлов и деталей? Огромная оставляющая импорта. Когда смотрим его структуру, на машины и оборудование приходится почти половина российского импорта по стоимости. Одна из главных компонент — узлы и детали для сборки автомобиля.

В пищевом секторе происходит то же самое. На территории России построено, в том числе иностранными компаниями, очень много заводов по производству продуктов питания. Для этого производства все равно приходится импортировать массу вещей: вкусовые добавки, материалы для производства упаковки и т. д.

В сельском хозяйстве мы зависим от элитных семян. Мы прекрасные производители зерна, но оно не составляет большого процента в российском экспорте. Кроме того, для его уборки, хранения и т. д. практически все оборудование импортное. Говорят, что мы полностью обеспечиваем себя зерном, но чтобы испечь хлеб, нужны добавки, которые импортируются или делаются на импортном оборудовании. Мы не производим оборудование для пищевой промышленности в тех масштабах, который нужен рынку. И так во всем.

Сейчас читают   Хурму назвали опасной при наличии одной хронической болезни

По говядине мы тоже не заместились, остается большой импорт. Заместились по производству свинины, но ее надо разделать, что-то переработать, а это опять оборудование.

Проблема с транспортными терминалами. Сейчас говорят о коллапсе в портах на Дальнем Востоке. Все опять упирается в то, что вовремя не расширили, не сделали, проблема в логистике. Это также тормозит. Если контейнер стоит три недели, а не три дня, то это удорожает товар.

Нет чудес, не может страна по вертикали производить от добычи руды до металлорежущего станка. Везде есть кооперация, цепочки добавленной стоимости. Люди потребляют конечный продукт, в котором много импортных составляющих. Нет ни одного фактора, который бы играл на то, что цены должны стать ниже. Все факторы на то, что цены должны расти.

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич полагает, что ситуация с поставками газа в Молдавию вряд ли сильно повлияет на европейский рынок. Вместе с тем, общая нестабильность и постоянное муссирование темы поставок влияет на повышение, однако в сложившейся ситуации он видит в большей степени спекулятивные игры.

— Для России, с одной стороны, выгодно, что цена поддерживается, но больше минусов. Во-первых, это нестабильность поставок, так как это подрывает долгосрочные позиции «Газпрома» на рынке. В Европе будут думать, как подстраховаться, искать новых поставщиков, другие решения.

Конечно, это провоцирует рост цен в Европе, хотя он не такой как в России. Рост цен там — это несколько процентов. Но учитывая, что мы много импортируем, то в итоге это вернется и к нам.

Вся ситуация приводит к росту цен, по крайней мере, в краткосрочном моменте. Потом цены могут упасть. Те же спекулянты их завалят в какой-то момент. Пока цены повышаются, инфляция в Европе растет, а она наш основной торговый партнер. Соответственно, на нашем внутреннем рынке ценники то же растут.

«СП»: — Вы сказали, что в Европе цены растут не очень сильно. Почему же у нас цены летят бешеными темпами? Где же пресловутое импортозамещении, которое должно это в том числе нивелировать?

— Если прямо импорта и нет, есть импорт компонентов. Это скрытый импорт. Та же наша курица не совсем наша, хоть и выросла у нас.

Можно взять российское производство по валу и высчитать, сколько там иностранного. Тогда выяснится эта составляющая. Но я считаю, что рост цен в России все равно не обоснован.

Есть большое количество продовольствия, которое можно производить без участия кого бы то ни было, но этот фактор не используется, прежде всего, в привлечении малого бизнеса, средних предприятий, фермерских хозяйств, личных подсобных и т. п. Они могут в совокупности произвести очень много. Если они вырастят картошку, морковь, свеклу и прочее, то дефицита этих продуктов не будет. И по огромному количеству позиций, важных для населения, мы могли бы завалить рынок продукцией уже сейчас. Я не понимаю, почему этого не происходит.

Источник

Сатирический журнал "Время" Все тексты категории "Сатира" на этом веб-ресурсе представляют собой гротескные пародии и не являются реальными новостями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика