Немцы шантажируют Россию шипучим аспирином, американцы — Виагрой

Немцы шантажируют Россию шипучим аспирином, американцы — Виагрой

В российских аптеках ажиотаж — острого дефицита пока нет, но лекарства в течение дня с прилавков сметают быстро, явно покупая про запас. Если с утра не успел сходить в аптеку, где раньше обычно торговались таблетки, настойки и порошки по относительно низким ценам, то придется услышать совет провизора поискать в других фармацевтических точках, там, где нужное лекарство подороже.

Продажи лекарственных препаратов в российских аптеках выросли на 93% в рублях и на 53% в упаковках с 7 по 13 марта по сравнению с неделей ранее, цены на лекарства увеличились на 3%. Об этом сообщила DSM Group, которая специализируется на изучении фармацевтического рынка.

А на днях стало известно, что американский фармацевтический гигант Eli Lilly and Company, специализирующийся на производстве инсулина, приостановил все инвестиции, рекламные мероприятия и новые клинические испытания в России, а также экспорт в нашу страну неосновных лекарств. Eli Lilly подчеркивает, что это действия «в ответ на кризис в Украине»: «Мы надеемся на немедленное прекращение военных действий и мирное разрешение этого кризиса как можно скорее».

То есть, вроде бы громко ушли, но оставили приоткрытой дверь, да еще и поплевывают в щель.

Также после начала спецоперации на Украине инвестиционные проекты в России свернули американская Pfizer и немецкая Bayer, однако от поставок лекарств компании отказываться не стали. Пока.

На этом демонстрационном фоне и развивается нынешний аптечный ажиотаж. И хотя пока ни одна международная фармкомпания еще не приняла окончательного решения о прекращении экспорта препаратов в Россию, тем не менее, лекарства все же дорожают — прекращен экспорт субстанций для производства препаратов на территории России, а ввозить их из Китая и Индии стало гораздо труднее из-за логистических проблем.

И вот здесь очень уместно будет вспомнить нашумевшую прошлогоднюю инициативу Минпромторга — при госзакупке препаратов из перечня стратегически значимых лекарственных средств (СЗЛС) отдавать приоритет производителям лекарств полного цикла на территории ЕАЭС.

Это давало значительный приоритет отечественным и союзным фармпроизводителям, поскольку суть инициативы, получившей неофициальное название «второй лишний» в следующем. Если на торги выходит фармкомпания из стран ЕАЭС с препаратом из списка стратегически значимых, по которому локализовано производство полного цикла (от синтеза молекулы вещества до выхода на массовое производство), то заявки от других производителей, у которых такой цепочки производства в рамках союза нет, отклоняются. По задумке министерства механизм не будет применяться, если заявки от производителей полного цикла нет или если конкретное лекарство не производится на территории ЕАЭС.

Особо возмущенный шум тогда подняли компании, многие из которых сейчас, по сути, шантажирует, грозясь покинуть российский рынок — Pfizer (в числе лекарственной линейки этой компании, в том числе, Виагра), Abbott, AstraZeneca, Johnson & Johnson, Bayer (всем, например, хорошо известен их шипчий аспирин) Servier, Merck, Novartis.

Инициатива так и не была принята правительством, а Минпромторг и Минздрав увязли в консультациях, пытаясь понять, не приведет ли вступление в силу решения об ограничении на торгах к дефициту лекарств.

Ну, вот, как только Россия оказалась под санкционным прессом, все и прояснилось, теперь очевидно, кто действительно на фармрынке страны «второй лишний».

— В ближайшее время российский фармацевтический рынок, как и другие области промышленности, сильно поменяется. Несмотря на отсутствие прямых санкций, блокирующих поставки лекарственных препаратов, ряд западных компаний либо перестанет работать на российском рынке, либо серьезно ограничит продажи своей продукции, — считает президент АО «Активный Компонент» Александр Семенов:

— Не от того, что рынок перестанет быть интересным и перспективным, а потому, что ситуация сейчас слишком нестабильна, а общее давление политического и экономического фона токсично. В первую очередь, непонятно, каким образом фиксировать цену на продукцию и как проводить финансовые операции, если валюту из России отправлять пока невозможно. Думаю, итогом этих сложностей станет масштабное замещение европейских компаний производителями из Индии, Китая и других азиатских стран.

«СП»: — То есть, фармацевтическому рынку России «провал» не грозит, серьезного дефицита удастся избежать?

— Одной готовности азиатских коллег к сотрудничеству недостаточно для стабилизации ситуации: важно понимать, нацелено ли российское правительство активно заниматься импортозамещением в сфере фармацевтической промышленности? Будут ли разработаны конкретные меры поддержки и стимулы для того, чтобы отечественные производители смогли выпускать качественные и доступные по цене лекарства в достаточном объеме в России?

Очевидна важность быстрого внедрения стимулов, например, так называемой инициативы «второй лишний» о преференциях на государственных тендерах в пользу отечественного производителя полного цикла (от субстанции до готовой лекарственной формы), а также налоговых преференций и особых государственных субсидий.

Крайне острой сейчас является проблема ликвидности фармацевтических компаний, поэтому критически важно оперативно восполнить потребность в льготных кредитных инструментах, как от Фонда развития промышленности, так и со стороны банков. В первую очередь, это необходимо для пополнения оборотного капитала, а в дальнейшем и для достижения инвестиционных целей. Я убежден, что государство располагает необходимыми для реализации таких мер средствами.

«СП»: — Эти меры сдержат цены в аптеках на приемлемом для россиян уровне?

— На государственном уровне необходим пересмотр предельных рублевых цен и на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП). Если стоимость останется на нынешнем уровне, производители с экономической точки зрения не смогут выпускать эту продукцию, так как это приведет к колоссальным убыткам, и вскоре она исчезнет с полок аптек.

Еще один критический для поддержки фармпроизводителей момент — это корректировка алгоритма внесения изменений в нормативную документацию. Предельно важно создать систему, в которой эти изменения будут нести уведомительный характер, а не требовать прохождения полугодовой экспертизы.

Сейчас, например, если с рынка исчезает немецкий колпачок для многокомпонентного лекарственного препарата, невозможно быстро заменить его на китайский аналог и продолжать выпуск средства, так как необходимо заново проходить экспертизу в течение полугода минимум, а с учетом текущего наплыва подобных заявок в Минздрав срок может быть увеличен до года.

Таким образом, без вышеперечисленных вспомогательных мер часть важных игроков российского фармацевтического рынка просто не сможет осуществлять выпуск всей линейки лекарственных препаратов.

Особенно такой тревожный сценарий поддерживают неоднозначные идеи, предлагающие разрешить зарубежным компаниям продавать на локальном рынке не зарегистрированные в России лекарственные препараты, вместе с изначальной иностранной упаковкой и описанием. На мой взгляд, подобный проект весьма сомнителен с точки зрения безопасности для населения и целесообразности для экономики страны, это прямой путь к дестабилизации и уничтожению российской фармпромышленности.

Российские компании — современные, гибкие и адаптивные. Главное — вовремя оказать им поддержку со стороны государства: если применить хотя бы четыре инструмента, о которых я говорил ранее — льготные кредиты, инициатива «второй лишний», ускорение изменений нормативной документации и актуализация цен на продукты списка ЖВНЛП — тогда можно вполне реально говорить о том, что в ближайшее время локальные компании смогут обеспечивать собственной продукцией до 90% отечественного фармацевтического рынка, а в дальнейшем даже рассматривать перспективу выхода на зарубежные площадки.

Источник

Сатирический журнал "Время" Все тексты категории "Сатира" на этом веб-ресурсе представляют собой гротескные пародии и не являются реальными новостями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.