У Донбасса появился шанс выжить: «Стирол» заработал, а удобрения нужны и Европе, и России

У Донбасса появился шанс выжить: «Стирол» заработал, а удобрения нужны и Европе, и России

«Как таковых сроков (выхода на российский рынок — ред.) никто не может пока сказать. Но мы все сделаем, чтобы обеспечить республику нашей продукцией. Вторая задача — выход на рынки РФ», — заявил директор предприятия Василий Агарков.

Ранее руководство завода проинформировало, что предприятие впервые с начала войны возобновляет производство, в работу запускаются два цеха — по производству полимеров и лакокрасочных изделий.

«Семь лет мы находились в режиме простоя, консервации. На сегодняшний день нами и министерством промышленности и торговли разработана программа запуска двух цехов. Сейчас они начали свою работу», — рассказал журналистам Агарков.

Концерн «Стирол» до войны был одним из крупнейших заводов в Европе по производству минеральных солей. Он изготавливал аммиак, карбамид, аммиачную селитру, полистирол, неорганические соли и органические смолы.

Что теперь? Указ президента РФ о признании продукции ДНР и ЛНР вдохнет новую жизнь в промышленность Донбасса? Но нужна ли кому эта продукция, кроме России?

— «Стирол» — один из флагманов химической промышленности Донбасса, изначально создававшийся в годы индустриализации как азотно-туковый завод, — рассказывает историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский.

— Со временем профиль выпускаемой им продукции значительно расширился, например, появилось даже собственное фармацевтическое производство, хотя минеральные удобрения по-прежнему составляли львиную долю поставляемого предприятием на рынок. Кроме того, «Стирол» являлся не только крупным производителем аммиака, но и пунктом его закачки в аммиакопровод «Тольятти — Одесса»: другие заводы доставляли его в Горловку по железной дороге.

«СП»: — Нужно ли сегодня восстанавливать прежние мощности? Куда всю продукцию девать?

— Во всём мире сейчас много говорят об угрозе продовольственного кризиса: современное сельское хозяйство критически зависит от удобрений, прежде всего — азотных, а их производство — крайне энергоёмкий процесс. Есть даже поговорка, гласящая, что экспорт азотных удобрений является скрытым экспортом энергии. Что происходит на рынке энергоносителей — в комментариях не нуждается, и это значит, что к весне будущего года можно ожидать резкий всплеск цены на удобрения. Поэтому в такой ситуации без заказов «Стирол» уж точно не останется.

«СП»: — Какие еще предприятия сможет вернуть к жизни решение Москвы? Что они дадут Донбассу?

— Про угольную промышленность говорить излишне: в условиях энергетического кризиса её роль будет только возрастать. В ходе недавнего большого интервью главы ДНР Дениса Пушилина даже отмечалось что ещё год назад проблема сбыта донецкого угля была необычайно острой, а сейчас спрос превышает возможности добывающих мощностей.

Не будем забывать и про технологическую цепочку «уголь — кокс — металл», на которую завязаны и горняки, и металлурги, и химики.

Ещё одна отрасль — машиностроение: Донбасс изначально являлся крупнейшим центром производства самого разного оборудования для горнодобывающих предприятий и не только. Несмотря на длящуюся уже семь лет войну производственный и кадровый потенциал основной массы этих предприятий удалось сберечь.

«СП»: — Как к этому отнесется Киев? Будет чинить препятствия?

— А вот мнение Киева нас интересует в самую последнюю очередь: мы прекрасно знаем, кто является главным источником наших бед. Безусловно, украинская сторона может попытаться терроризировать Горловку усилением артиллерийских обстрелов, а от «Стирола» до линии фронта — очень даже недалеко. Но если смотреть глубже, то любые демарши Киева в сложившейся ситуации станут для Украины не более, чем пресловутым «залпом отчаяния», который эскадра из всех калибров даёт в сторону ушедшего от погони фрегата.

Так и здесь, поезд для Украины ушёл, экономика Донбасса окончательно интегрируется в российский рынок, и вернуть её будет невозможно хотя бы по причине активной деиндустриализации. Ибо покупать донбасские товары на Украине очень скоро станет просто некому.

— Безусловно, «Стирол» — это один из гигантов промышленности Донбасса, — отмечает эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.

— Средства массовой информации для справки обычно дают такую информацию: до событий 2014 года на долю «Стирола» приходилось примерно 3% мирового экспорта аммиака и карбамида. А для Горловки это было важнейшее предприятие (я живу в соседнем городе, поэтому знаю, о чем говорю).

Семь лет завод был «законсервирован». Какие-то люди там работали, но это было не производство, а работа по сохранению существующих мощностей. И до войны местные жители, скажем так, скептически оценивали состояние «Стирола».

Фирташ не особо тратился на его модернизацию. А с тех пор еще семь лет прошло. Это вообще основная проблема всех крупных предприятий ЛДНР — на их модернизацию нужны огромные деньги. Сотни миллионов, даже миллиарды долларов, если мы возьмем весь производственный комплекс. Но доселе эти деньги нам никто не выделял.

В 2017 году, к примеру, таинственный российский «Внешторгсервис» взял под внешнее управление Енакиевский металлургический завод в моем родном городе (эту компанию связывают с беглым украинским олигархом Сергеем Курченко).

Я тогда работал в местной газете. Хорошо помню восторженные заявления чиновников: дескать, теперь ЕМЗ будет платить налоги в бюджет ДНР, теперь-то мы заживем! Один депутат Народного совета (не буду называть имя) во время приема граждан, на котором я присутствовал, озвучил сумму, которую «российские инвесторы» якобы собираются вложить в модернизацию завода. Сколько точно — не помню, но речь шла о десятках миллиардов рублей. И что в итоге?

«Внешторгсервис» довел подконтрольные ему заводы до ручки, у рабочих накопились долги по зарплате за полгода. Этих управленцев с позором выгнали — пришли новые. В частности, российский предприниматель Евгений Юрченко. Могу сказать, что на ЕМЗ ситуация более-менее наладилась (по крайней мере, долги по зарплате выплачены). Но особых перспектив люди все равно не видят, не ощущают.

«СП»: — До пресловутого путинского указа запуск завода был бы невозможен? Какая судьба ждала бы его еще лет через 10 простоя?

— «Стирол» уже пытались запустить в 2018 году. Вроде даже запускали два цеха, но воз и ныне там. Почему? Мне говорили, что возобновление работы «Стирола» признали небезопасным в условиях непрекращающихся боевых действий.

Это действительно проблема. Не дай Бог прилетят снаряды — может быть экологическая катастрофа. Но я не исключаю, что местные власти просто увидели нецелесообразность этой затеи. Запустили там что-то, потом прикинули, сколько денег надо вложить для возобновления производства, и махнули рукой.

Указ Путина — это не панацея. Здесь нужно решать целый комплекс проблем. Где, например, взять специалистов? Это же очень специфическое производство, которое требует определенных знаний и навыков. Бывшие сотрудники «Стирола» уже разъехались или нашли другую работу.

«СП»: — Понятно, что указ вынужденная мера, ответ на действия Киева, но зачем нужно было семь лет ждать, семь лет просто кормить Донбасс, когда можно было запускать его экономику и что-то получать обратно?

— Это риторический вопрос. Допустим, до 2017 года ключевые промышленные объекты ЛДНР находились под украинской юрисдикцией. Но после того, как их взяли под внешнее управление из-за блокады Донбасса, на Украину можно было не оглядываться. Многие решение Москвы по интеграции Донецка и Луганска запаздывают.

«СП»: — Кстати, что мы будем получать? На «Стироле» уже заявили о готовности поставлять продукцию в Россию. России она нужна? Или в России своей хватает? Есть ли еще варианты, куда поставлять продукцию?

— Стоит отметить, что запуску завода благоприятствуют внешние факторы. Цены на всю виды удобрений в последнее время сильно поднялись и это, судя по всему, долгосрочный тренд. Так что «Стиролу» теперь проще найти рынки сбыта своей продукции.

Можно экспортировать её через фирмы-прокладки или направлять на удовлетворения внутренних потребностей РФ, а российские производители высвободят дополнительные объемы на экспорт. Удобрения всем нужны. А если начнется продовольственный кризис, о котором уже говорят многие эксперты, то продукция «Стирола» будет на вес золота.

«СП»: — Как еще предприятия могут заработать? Что они дадут экономике Донбасса, и в какой перспективе?

— Вы уж сильно забегаете вперед. В ДНР и ЛНР многие заводы работают, но находятся в крайне плачевном состоянии. Нужно сначала с ними разобраться. Упомянутый мною Юрченко со своим Южным горно-металлургическим комплексом уже получил под контроль некоторые важные объекты. Посмотрим, что из этого получится.

«СП»: — Насколько, по-вашему, экономика Донбасса сегодня интегрирована в российскую? Что еще нужно сделать? Какие еще шаги могут быть предприняты в обозримом будущем? И когда? Когда Украина очередной фортель выкинет?

— Повторюсь, все упирается в деньги. Сегодня промышленности Донбасса работает в режиме выживания. Чтобы исправить ситуацию, нужны очень большие деньги. Можно еще хоть сто указов написать, но без инвестиций, без реальной программы возрождения промышленности ЛДНР, никакого эффекта не будет.

По своей воле частные предприниматели вряд ли будут сюда что-то вкладывать. Их Донбасс интересует только как выжатый лимон, из которого можно выдавить еще несколько капель.

«Внешторгсервис», как мы теперь понимаем, действовал по такому принципу. Так что решение о привлечении инвестиций в регион может быть принято только на уровне высшего руководства РФ.

Источник

Сатирический журнал "Время" Все тексты категории "Сатира" на этом веб-ресурсе представляют собой гротескные пародии и не являются реальными новостями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика